Главная » 2020 » Февраль » 21 » Танцы на граблях. В Казахстане произошёл очередной межэтнический конфликт

10:32
Танцы на граблях. В Казахстане произошёл очередной межэтнический конфликт

Жамбылская область побоище

События в Кордайском районе Жамбылской области, пик которых пришелся на 7 февраля, окончательно разрушили тщательно лелеемый властями миф об уникальной модели межэтнического согласия, созданной в Казахстане.

10 (по другим данным, 11) погибших, более 180 раненых разной степени тяжести, более 20 тысяч беженцев, 39 сожженных домов, 20 магазинов и 49 автомобилей – итоги межэтнического конфликта между казахами и дунганами, потрясшего Казахстан.

Некоторые комментаторы склонны классифицировать данный конфликт как погром. Мнение, имеющее право на жизнь, поскольку по ряду признаков произошедшее очень напоминает события 1989 года в узбекской части Ферганской долины или события в Баку в 1990 году, разве что с меньшим количеством жертв, пишет Михаил РОЗОВ на страницах издания «Ритм Евразии».

Это были массовые насильственные действия, направленные против конкретной национальной группы, сопровождавшиеся убийствами, избиениями, уничтожением имущества и грабежом. Причем действия организованные – в полицейских сводках фигурировали 54 бутылки коктейля Молотова – и управляемые: собрать в одном месте 300 (по другим данным, 1000) человек и заставить их планомерно и осознанно совершать противозаконные действия – задача не из простых.

Впрочем, попытаемся рассказать обо всём по порядку.

Светофор раздора

Сейчас, про прошествии времени, появилась возможность в общих чертах восстановить последовательность событий, приведших к кровавой драме. Притом что информация, в том числе официальная, поступавшая в первые дни, была крайне калейдоскопичной, фрагментированной и противоречивой.

Судя по всему, причиной конфликта стало дорожное происшествие в селе Масанчи с участием казахов и дунган. На единственном в селе светофоре две машины не поделили дорогу, возник конфликт, перешедший в потасовку. Больше всего пострадал пожилой казах, которому то ли сломали, то ли серьезно повредили ногу.

В маленьких населённых пунктах информация всегда разносится быстро, а с помощью современных средств коммуникации ещё быстрее. Конфликт начал разгораться. Первое пламя вырвалось 5 февраля, когда сотрудники дорожной полиции в соседнем с Масанчи селе Сортобе остановили автомобиль, за рулём которого находился житель села дунганской национальности. По версии МВД, водитель попытался скрыться, полицейские начали преследование и настигли нарушителя вблизи его дома. Однако ему на помощь поспешили родственники, которые в буквальном смысле отбили нарушителя у полицейского экипажа.

Видео с данным инцидентом получило широкое распространение в мессенджерах и социальных сетях. На нём видно, что агрессивно настроенная группа людей, предположительно дунган, игнорирует требования полицейских, ведёт себя агрессивно, провоцирует конфликт.

После этого полыхнуло уже всерьёз. К вечеру 7 февраля в Масанчи вошла большая агрессивная толпа и принялась громить дома и торговые точки, принадлежавшие дунганам. По данным МВД, прибывшие на место полицейские не смогли ничего сделать, поскольку численный перевес был на стороне погромщиков. Но, по неофициальным данным, в первые часы конфликта никакой полиции в селе не наблюдалось. Велась любительская видеосъемка, которая быстро распространялась. Спустя какое-то время в соседних с Масанчи селах Сортобе, Аухатты и Булан-Батыр, где компактно проживает дунганская диаспора, также возникли погромы.

В тот же день в мессенджерах появились призывы устроить беспорядки на одном из рынков алматинской барахолки, где основную массу торговцев составляют дунгане. В итоге в субботу и воскресенье рынок был оцеплен полицией и не работал.

Характерный штрих – казахстанские журналисты, получившие видео с места событий, попытались взять интервью у официальных лиц, но им это не удалось. Более того, дозвонившись до дежурного Департамента полиции Жамбылской области, они получили ответ, что никакой информации о происходящих погромах не имеется.

Ещё один показательный момент. Вечером 7 февраля президент Казахстана через Твиттер сделал заявление следующего содержания: «Произошла групповая драка из хулиганских побуждений. Этим попытались воспользоваться провокаторы. Полиция нормализовала ситуацию, она взята под контроль».

Между тем председатель ассоциации дунган Казахстана Хусей Дауров в ночь с 7 на 8 февраля вёл прямую трансляцию из Масанчи. На съёмке были слышны выстрелы и видны зарева пожаров.

Конфликт удалось локализовать глубокой ночью, когда в Масанчи вошли специальные войска, усиленные лёгкой бронетехникой. Было задержано 47 человек. В настоящее время ведётся расследование по статьям Уголовного кодекса РК за организацию массовых беспорядков, призывы к ним, убийство, хулиганство, применение насилия в отношении представителей власти, уничтожение имущества, а также незаконное изготовление и хранение оружия. В разгромленных сёлах продолжается режим чрезвычайной ситуации, на въездах в них выставлены блокпосты.

Меры позднего реагирования

На следующий день, 8 февраля президент Касым-Жомарт Токаев выступил по республиканским телеканалам с новым заявлением. Он сказал, что поручил ответственным государственным органам принять срочные меры по устранению последствий трагических событий на юге страны.

Меры были приняты такие: создана правительственная комиссия, которой предстоит выяснить причины конфликта, оценить размер ущерба и принять меры по его восстановлению, оказать необходимую помощь пострадавшим и их семьям и нормализовать обстановку в целом. Прокуратуре и Комитету национальной безопасности было поручено провести тщательное расследование и строго наказать виновных.

Позже с занимаемых позиций были уволены аким Жамбылской области, его заместитель по социальным вопросам, областной прокурор, аким Кордайского района, начальники областной и районной полиции. Также сменился аким региона – им стал опытный управленец Бердибек Сапарбаев, ранее занимавший пост вице-премьера и возглавивший вышеназванную правительственную комиссию.

Спустя три дня, 11 февраля, на события отреагировал первый президент Нурсултан Назарбаев. Он провёл заседание Совета безопасности, выразил соболезнования семьям погибших и морально поддержал пострадавших.

Если до этого момента информация о произошедшем была разрозненна и противоречива, то спустя несколько дней казахстанские СМИ стали выдавать её в промышленных масштабах. Своё мнение высказали все политические партии, общественные движения и публичные личности. Отреагировала Ассамблея народа Казахстана, депутаты парламента и высокопоставленные чиновники. При этом все старательно избегают формулировок «погром» и «национальный конфликт».

Заявление упомянутого выше главы Ассоциации дунган Казахстана Х. Даурова в этом плане довольно показательно: «Нет! Это сделали не казахи! Это сделали бандиты и преступники, подгоняемые националистическими и ксенофобскими призывами, мародёры, позарившиеся на лёгкую наживу, провокаторы и противники нашей стабильности и межнационального согласия, которыми руководили эмиссары из-за рубежа, работающие по технологии цветных революций...»

То, что происходит сейчас, можно назвать попыткой создания «серого шума» или «забалтывания» проблемы. Каких-либо комплексных подходов к её решению не озвучено. Вся реакция свелась к кадровым перестановкам, неумелой, кондовой и неэффективной пропаганде и не очень понятным решениям вроде создания районного Совета аксакалов.

Что показал конфликт?

Вдумчивые люди давно избавились от иллюзий, что в сфере межэтнических отношений в Казахстане царят взаимное уважение, покой и благодушие. Конфликты на национальной почве начались ещё с середины 2000-х годов. Такие локации, как Казатком, Маятас, Шелек, Тенгиз, Малыбай, Жетысай помнят все, кто хоть немного занимается вопросами межэтнических отношений в РК. Да и прошлогодние события в г. Караганде ещё не успели забыться.

Если рассматривать эти события в контексте вопроса реакции власти, то их объединит две общих черты. Во-первых, локализовать их начинали лишь после того, как они переходили в активную фазу. Несмотря на заявления о необходимости превентивной работы, никаких системных мер для её начала так и не принималось. Во-вторых, все они были классифицированы властью как бытовые. По большей части это обусловлено идеологемой об отсутствии в Казахстане какой-либо напряжённости в межэтнической сфере. Однако игнорирование проблемы не приводит к её решению. И в этот раз местные власти в очередной раз наступили на межэтнические грабли, но ударило уже значительно сильнее.

Между тем эксперты неоднократно пытались привлечь внимание власти к этому вопросу. Социолог, президент Центра социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова в одном из интервью сказала об этом следующее: «Раньше мы регулярно накапливали и анализировали такие данные. Исследований проводилось много – и по линии министерств, и по линии акиматов. Например, в 2010-2012 гг. проводились ежеквартальные мониторинги. Но в какой-то момент произошла консолидация этих исследований в руках структур, существующих возле Ассамблеи народа Казахстана, и людей, которые отвечают за идеологию в администрации президента. С тех пор все исследования стали закрытыми. Я даже не знаю, проводились ли они. В последние 2-3 года в нашей организации никаких заказов, которые бы отражали ситуацию в этнической сфере, не было».

Почему это произошло?

Активная фаза конфликта прошла, тела погибших преданы земле. Нет сомнений, что власть окажет финансовую поддержку пострадавшим, а часть погромщиков понесёт заслуженное наказание.

Однако сегодня видны и попытки оправдать преступников, объяснить их действия тем, что пострадавшие сами виноваты в случившемся, стигматизировать определённые диаспоры. Накал обвинений достиг такой степени, что Международное сообщество дунган сделало заявление: «В то же время мы становимся свидетелями того, как отдельные граждане пытаются организовать целую кампанию, дискредитирующую население сёл Кордайского района и представителей дунганского этноса в целом, пытаясь оправдать устроенное кровопролитие. При этом порой весьма уважаемые представители общественности не стесняются использовать непроверенные данные».

И всё это происходит без какой-либо реакции со стороны лиц, ответственных за внутреннюю безопасность страны. Любые попытки объективно разобраться в случившемся тонут либо во взаимных обвинениях, либо в традиционных мантрах о толерантности и согласии.

Складывается впечатление, что каждый казахстанец нашёл для себя ответ на вопрос «кто виноват», причём эти ответы различаются и зависят во многом от таких характеристик, как национальность, место проживания и преобладающий язык коммуникации.

Между тем очевидно, что назначать виновным кого-либо одного – решение крайне упрощённое. Причинами случившегося стал комплекс обстоятельств. Это и чудовищная деградация системы государственного управления, и системная коррупция, и отсутствие внятной и официально озвученной национальной политики, и заигрывание с национал-популизмом, и отсутствие эффективного канала коммуникаций от народа к власти, и углубляющееся социальное неравенство, и недостаток научно-аналитической работы. Это лишь малая часть списка причин случившегося.

Очевидно одно – с наблюдаемым сейчас подходом к решению проблемы нет никаких гарантий, что подобные события не повторятся.

Читайте также: 27 лет и Эверест невыполненных обещаний

Категория: Скитания | Просмотров: 164 | Добавил: Nekrot | Теги: казахстан, Кордайский район, Жамбылская область
Всего комментариев: 0
avatar